Пирожки – или большая радость во время блокады

Блокада. Жуткий карабахский опыт. Даже одно это слово вызывает множество негативных эмоций. Для людей, прошедших через этот опыт, блокада – это не просто лишение права свободного передвижения, голод, холод, но еще и состояние глубокой потерянности, физической и психологической истощенности, осознание глубочайшей безвыходности. Это состояние, в котором сгорает последняя надежда в этом ужасе закрытости, а потом она, как феникс, появляется снова, и ты злишься на себя за то, что надежда манипулирует тобой, лишает сна и сводит с ума в этой непредсказуемой реальности.

Но сегодня я хочу поделиться о свете, который ждал не в конце туннеля, а светился и функционировал в самом центре этого клаустрофобического состояния. Который подкармливал надежду-феникса, заставляя надеяться, что, если мы сможем найти еду еще на один день, то, может быть, мы тут и не умрем.

С июня в Нагорном Карабахе начала функционировать одна инициатива, целью которой было работать с детьми и родителями в блокаде, чтобы они могли хоть как-то совладать с реальностью. Проводились индивидуальные и групповые встречи, которые с помощью разных методик помогали людям открыться, делиться своими эмоциями и справляться с ними. Целью было не готовить их к чему-то далекому и неизвестному, а помогать им принять “сегодня”, справляться с жизнью в неизвестных обстоятельствах, когда твое “завтра” ненадежно.

Коллективная рисунка, 21 ионя
Командная пицца !

Психологи проекта поделились со мной несколькими историями, которые им запомнились больше всего. Одна из таких историй – просмотр фильма “Чудо”. В группе были дети с особыми потребностями, и другие дети не знали, как к ним относиться. Этому не учат. Но после просмотра этого фильма у них появилась эмпатия к этим детям, понимание, принятие того, что они не плохие или хорошие, а просто другие, и что это нормально. Дети, которые не общались с ними раньше, не сидели рядом во время обеда, посмотрели фильм на одном дыхании и после этого кардинально изменились.

Просмотр фильма, 9 сентября

«Это было нужно и нам, и детям, и родителям, нам всем нужно было отвлечься от жестокой реальности. Они говорят, что даже когда не было транспорта, шел дождь, мы думали, что никто из нашей группы не придет, но и дети, и родители – все приходили. Это было чем-то новым для нашего общества. Когда мы спросили, какие есть мечты у детей, они все одним голосом начали кричать “мир”. Мне стало так грустно, что у них нет детских и личных мечт, что они так быстро выросли, стояли в очередях за хлебом в свои 7 лет, и все, что они хотят, это жить. Для меня самой, как для матери, было очень трудно видеть это, я чувствовала себя разочарованной из-за того, что не можешь удовлетворить простые нужды своего ребенка».

Волна, 21 июня
Пингвины на тающем льду, 16 августа

Целью проекта была не только психологическая поддержка. Трудно говорить о психологическом здоровье с людьми, которые находятся на грани физического уничтожения, для которых “умереть от голода” – не выражение в переносном смысле. Каждая групповая работа сопровождалась скромным угощением, которое в то время было неимоверной роскошью. Еду еще нужно было достать. Психологи, работающие в проекте, ходили по всему городу пешком (поскольку не было топлива, и даже общественный транспорт не работал), находили какие-то продукты, привозили продукты из своего дома, делились всем, чем могли, лишь бы накормить этих детей. Были некоторые дети, которые приходили на сессии именно из-за еды. Психологи вспоминают, что, когда они приходили, первым вопросом было “а когда будем обедать?”

никогда не съедят таких же вкусных пирожков в своей жизни

Еще одна история, которую вспоминает координатор проекта, произошла в последние месяцы, когда состояние приблизилось к критической точке. В тот день команда смогла добыть пирожки (у кого-то была мука, у кого-то – картошка, дрожжи, и т. д.).

«Дети пришли, всем раздали по одному, и мы сказали, что, если кто-то захочет добавки, может взять со стола. Пирожков я всегда старалась заказывать в несколько раз больше, чтобы и дети наелись, и мы смогли бы угостить персонал кафе, на территории которого работали. Один мальчик подошел и спросил у своего тренера “можно взять еще один?” Она, конечно, разрешила. Потом, через несколько минут, он подошел и спросил у меня – можно ли еще один взять, поскольку засмущался, что это, уже, получается – третий. Он взял пирожок, спрятал под телефоном… тогда уже не было ни салфеток, ни пакетов, ни бумаги. И сказал “до свидания”… И я поняла, что он взял пирожок кому-то… Сестре, брату, может, маме… Все тогда голодали… Я думала про себя, Боже, какие сейчас дети… Такие маленькие, а через что они проходят

Сейчас большинство детей продолжает посещать психологов в рамках проекта, но уже в Армении. Они пытаются справиться с травмами, которые получили в эти мучительные дни и месяцы, и говорят, что никогда, наверное, не съедят таких же вкусных пирожков в своей жизни…

Ереван, декабрь 2023
Команда мечты!
Степанаван, декабрь 2023

Автор: Лика Закарян

Фото: Команды психологов.

Данная инициатива является частью программы Indie Peace  по коллективной травме, финансируемый Европейским союзом. Мнения, выраженные в этом материале, являются исключительной ответственностью организации Indie Peace и не обязательно отражают мнения Европейского союза. Упоминаемые в материале топонимы/географические названия представлены в том виде, в котором их использовали люди, упомянутые в статье.